Новости

Рекомендации по организации работы отделений радиотерапии в условиях пандемии COVID-19

1.Общие положения

 • поскольку  оказание помощи онкологическим больным остается нашей главной задачей и в условиях пандемии, а медицинский персонал, в большинстве своем, не может находиться в режиме самоизоляции, необходимо безусловное соблюдение правил индивидуальной защиты и карантина, установленных в учреждении;

• по возможности, следует организовать для части сотрудников (задействованных на «горячей линии», некоторых консультантов, медицинских физиков) работу в условиях удаленного доступа;

• минимизировать личные контакты сотрудников

2. Консилиумы и консультативная работа

• везде, где возможно, проводить консилиумы и консультации в режиме телефонной или телевизионной связи;

• очная консультация (например, для окончательного определения показаний к лучевой терапии (ЛТ) и госпитализации) проводится за пределами отделения; только в случае нестандартных ситуаций возможна консультация ведущих специалистов на базе отделения, при условии разделения потоков амбулаторных и стационарных пациентов;

• при необходимости дополнительной консультации больных, проходящих ЛТ в условиях дневного стационара, следует также обеспечить пространственно/ временное разделение пациентов дневного и круглосуточного стационаров, с точным указанием места и времени проведения консультации

3. Особенности определения показаний и планирования ЛТ

Из общих положений следует отметить, что:

- спектр возможных вариантов лучевой терапии в условиях ее дефицита может расширяться: допустимо использование не только утвержденных клинических рекомендаций, но и рекомендаций, опирающихся на менее строгую доказательную базу (например, построенных лишь на обобщении опыта ретроспективных наблюдений) в ситуациях, когда они позволяют повысить доступность ЛТ, без очевидного снижения качества лечения, в целом

- оправданный отказ, отсрочка или модификация программы ЛТ позволяют снизить вероятность инфицирования, а соответственно,  смерти от COVID-19, риск которой заметно возрастает у пациентов, страдающих онкологическими заболеваниями 

 3.1. В условиях незначительного дефицита радиотерапевтических коек/оборудования/ персонала (вероятное время ожидания ЛТ – до 6-8 нед.) допускаются:

 • отказ от ЛТ, когда альтернативой м.б. хирургическое лечение, при условии реализации последнего в сроки, не превышающие сроков ожидания ЛТ;

 • перенос ЛТ на более поздние сроки, когда задержка не грозит заметным снижением эффективности лечения (например, продление неоадъювантной ГТ при раке простаты до 6-12 мес., увеличение интервала перед послеоперационной ЛТ при раке молочной железы до 4-6 мес., отсрочка паллиативной ЛТ при малосимптомных опухолевых процессах)

 • редукция программ ЛТ: 

  - отказ от буста при послеоперационном облучении  больных раком молочной железы низкого/промежуточного риска локального прогрессирования; 

   - отказ от широкопольных вариантов ЛТ в пользу прецизионного облучения с одновременным переходом на режимы гипо- и ультрагипофракционирования при метастазах в головной мозг, скелет, лимфатические узлы;

    - отказ от методик активного контроля за дыханием из-за высокого риска инфицирования воздушно-капельным путём и для минимизации использования устройств, требующих дезинфекции; предпочтительнее - методики с задержкой дыхания на глубоком вдохе;

  -  преимущественное использование режимов гипофракционирования: 

    предоперационное облучение -5 фракций по 5Гр  при раке нижних отделов прямой кишки; 

   послеоперационное облучение – 16 фракций по 2,67Гр или 18 по 2,5Гр при раке молочной железы; 15 фракций по 3Гр - при местнораспространенном раке легкого;  18 фракций по 3Гр или 10 фракций по 3,4Гр (для больных >65 лет/KPS<70) при глиобластомах (с возможным конкурентным использованием темозоломида)

   радикальная лучевая терапия – 27 фракций по 2,5Гр – для локализованного/ местнораспространенного рака простаты или 5 фракций по 7,5Гр (только технология SBRT) или 3 фракции по 10Гр (технологии SBRT или HDR-брахитерапии) – для рака простаты низкого риска прогрессирования; 16-17 фракций по 3Гр для локализованного/ местнораспространенного рака легкого или 3 фракции по 15Гр для T1-2N0M0 периферического рака легкого (только технология SBRT)

 • отказ от химиолучевого лечения в условиях дневного стационара (например, при опухолях головы и шеи, раке пищевода, мочевого пузыря)

3.2. В условиях значительного дефицита радиотерапевтических коек/оборудования/ персонала (вероятное время ожидания ЛТ > 8 нед. без возможности использования в этот период др. вариантов противоопухолевого лечения): наряду с вышеперечисленными мероприятиями возможны: 

  • отказ от ЛТ, когда снижение риска рецидива не трансформируется в повышение общей выживаемости (предоперационное облучение при раке нижне-/среднеампулярного отдела прямой кишки; послеоперационное облучение при раке легкого, саркомах мягких тканей, после кожесохранных мастэктомий, а также у больных старше 60 лет  с локализованным люминальным А раком молочной железы, независимо от варианта хирургического лечения)

 • переход на максимально простые технологии ЛТ, с целью сокращения времени подготовки к лечению и времени сеанса облучения (за исключением случаев, когда технологии более высокого уровня позволяют использовать короткие или ультракоторткие курсы гипофракционной ЛТ)

В целом, в условиях серьезного дефицита ЛТ, безусловными приоритетами должны быть случаи безальтернативной радикальной лучевой/химиолучевой терапии (например, локализованные и местно-распространенные опухоли головы и шеи, рак шейки или тела матки и др.) и ургентные ситуации: не купируемые иными способами тяжелые проявления болезни (например, болевой и компрессионный синдромы).

3.3. В случаях вынужденного перерыва в ЛТ, связанного с карантинными мероприятиями после контакта с инфицированными, решение о продолжении облучения (в том же или ином учреждении) принимается только после отрицательных результатов тестирования на COVID-19. Вопрос о возобновлении/повторной ЛТ в случае перерыва, превышающего 3 нед. решается индивидуально, с учетом характера заболевания, очаговой дозы от 1-го этапа, сроках перерыва, возможностях альтернативного хирургического или лекарственного лечения, а также технологической оснащенности отделения (например, возможности реализации технологий SRS/SBRT, высокомощностной брахитерапии)

3.4. В случае инфицирования пациента COVID-19 (включая бессимптомное течение) лучевая терапия противопоказана. 

4. Организационные особенности реализации ЛТ в условиях пандемии.

• строжайшее пространственно/ временное разделение потоков амбулаторных пациентов (когда предлучевая топометрия проводится амбулаторно), пациентов дневного и круглосуточного стационаров. Если нет возможности выделения для этих групп больных отдельных аппаратов с отдельными входами, пациентам дневного и круглосуточного стационаров следует предоставить свою отдельную смену, жестко регламентируя время прихода на процедуры для исключения лишних контактов в помещениях ожидания;

• максимально возможное ограничение числа лиц, сопровождающих больного (сопровождение допустимо лишь в случае невозможности самостоятельного передвижения пациента);

• измерение температуры и обработка рук дезинфицирующими средствами на входе в учреждение (или в блок аппаратов), использование средств индивидуальной защиты и соблюдение социальной дистанции – обязательны и контролируются старшими смены операторов;

• обеспечение операторов процедурных полнокомплектными защитными костюмами или набором индивидуальных средств защиты, включающим одноразовые или сменные халаты, шапочки, очки, маски и перчатки; 

• строгое соблюдение санитарно-эпидемиологических правил и норм, включая предварительную, текущую - после каждой смены - и заключительную уборку в зонах ожидания, в каньонах для аппаратов, и в пультовой; обязательная дезинфекция лечебного стола и фиксирующих приспособлений после каждого пациента;

5. Психологическая поддержка пациентов на всех этапах подготовки и реализации лечебных мероприятий или наблюдении: каждый больной должен быть уверен, что, несмотря на пандемию, он не остается один-на один со своим онкологическим заболеванием и помощь ему будет оказана обязательно, и в необходимом объеме. Но, при этом, каждый должен осознавать, что оказание этой помощи напрямую зависит от безусловного соблюдения им максимально возможной самоизоляции и использования средств индивидуальной защиты, защищающих в этом случае не только его самого, но и весь медицинский персонал, без которого любая, самая совершенная лечебная программа окажется бесполезной.

Президент РАТРО:

Ю. С. Мардынский

Вице-президенты РАТРО:

С.В. Канаев

С.И. Ткачев

Исполнительный директор РАТРО:

И.В. Дрошнева

Члены президиума РАТРО:

А.В. Важенин

А.В. Голанов

И.А. Гулидов

С.А. Иванов

В.М. Иванов

А.В. Нечеснюк

А.В. Назаренко

Г.А. Паньшин

О.П. Трофимова

Главный внештатный специалист-радиолог МЗ РФ:

Е.В. Хмелевский


Данные рекомендации подготовлены с учетом уже опубликованных материалов:

Simcock R., Thomas T.V., Mercy C.E., e.a. COVID-19: Global radiation oncology’s targeted response for pandemic preparedness. Clinical & Translational Radiation Oncology, March 2020 Pre-proofts; https://doi.org/10.1016/j.ctro.2020.009

Лучевая терапия в кризисное время. Заявление президентов ESTRO. B. Scardilotman, U. Ricardi, Y.Livens. Опубликовано на сайте ESTRO, Март, 2020

Н.В.Деньгина, Информационный бюллетень от 30.03.2020 на сайте Oncology.ru


КОММЕНТАРИИ

Комментировать